Star-company.ru

Лайфхаки от Кризиса
9 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Закон валюты долга

Закон валюты долга

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Статья 317 ГК РФ. Валюта денежных обязательств

Гражданский кодекс Российской Федерации:

Статья 317 ГК РФ. Валюта денежных обязательств

1. Денежные обязательства должны быть выражены в рублях (статья 140).

2. В денежном обязательстве может быть предусмотрено, что оно подлежит оплате в рублях в сумме, эквивалентной определенной сумме в иностранной валюте или в условных денежных единицах (экю, «специальных правах заимствования» и др.). В этом случае подлежащая уплате в рублях сумма определяется по официальному курсу соответствующей валюты или условных денежных единиц на день платежа, если иной курс или иная дата его определения не установлены законом или соглашением сторон.

3. Использование иностранной валюты, а также платежных документов в иностранной валюте при осуществлении расчетов на территории Российской Федерации по обязательствам допускается в случаях, в порядке и на условиях, определенных законом или в установленном им порядке.

Вернуться к оглавлению документа: Гражданский кодекс РФ Часть 1 в действующей редакции

Комментарии к статье 317 ГК РФ, судебная практика применения

В пп. 27-32 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.11.2016г. № 54 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса РФ об обязательствах и их исполнении» содержатся следующие разъяснения о применении положений статьи 317 ГК РФ:

Валюта долга и валюта платежа. Рубль и иностранная валюта

В силу статей 140 и 317 ГК РФ при рассмотрении споров, связанных с исполнением денежных обязательств, следует различать валюту, в которой денежное обязательство выражено (валюту долга), и валюту, в которой это денежное обязательство должно быть исполнено (валюту платежа).

По общему правилу валютой долга и валютой платежа является рубль (пункт 1 статьи 317 ГК РФ).

Вместе с тем согласно пункту 2 статьи 317 ГК РФ в денежном обязательстве может быть предусмотрено, что оно подлежит оплате в рублях (валюта платежа) в сумме, эквивалентной определенной сумме в иностранной валюте или в условных денежных единицах (валюта долга). В этом случае подлежащая уплате в рублях сумма определяется по официальному курсу соответствующей валюты или условных денежных единиц на день платежа, если иной курс или иная дата его определения не установлены законом или соглашением сторон.

Денежные средства взыскиваются судом в рублях. Резолютивная часть решения

При удовлетворении судом требований о взыскании денежных сумм, которые в соответствии с пунктом 2 статьи 317 ГК РФ подлежат оплате в рублях в сумме, эквивалентной определенной сумме в иностранной валюте или в условных денежных единицах, в резолютивной части судебного акта должны содержаться:

  • указание на размер сумм в иностранной валюте и об оплате взыскиваемых сумм в рублях;
  • ставка процентов и (или) размер неустойки, начисляемых на эту сумму;
  • дата, начиная с которой производится их начисление, дата или момент, до которых они должны начисляться;
  • точное наименование органа (юридического лица), устанавливающего курс, на основании которого должен осуществляться пересчет иностранной валюты (условных денежных единиц) в рубли;
  • указание момента, на который должен определяться курс для пересчета иностранной валюты (условных денежных единиц) в рубли.

Определяя курс и дату пересчета, суд указывает курс и дату, установленные законом или соглашением сторон.

Если согласно закону или договору курс для пересчета иностранной валюты (валюта долга) в рубли (валюта платежа) должен определяться на дату вынесения решения или на более раннюю дату, суд самостоятельно осуществляет пересчет иностранной валюты в рубли и указывает в резолютивной части решения сумму основного долга в рублях. Если проценты и (или) неустойка, выраженные в иностранной валюте, начисляются до даты вынесения решения, суд также самостоятельно пересчитывает в рубли установленную в иностранной валюте сумму процентов (неустойки) и указывает в резолютивной части решения взыскиваемые суммы в рублях.

Если согласно исполнительному листу пересчет в рубли взыскиваемой денежной суммы, выраженной в иностранной валюте или условных денежных единицах, должен осуществляться по курсу, указанному в резолютивной части решения суда, исполняющий решение банк самостоятельно осуществляет такой пересчет и перечисляет рублевый эквивалент на счет взыскателя.

Условие соглашения о курсе пересчета иностранной валюты. Указание суда о пересчете по официальному курсу

Стороны вправе в соглашении установить курс пересчета иностранной валюты (условных денежных единиц) в рубли или установить порядок определения такого курса.

Если законом или соглашением сторон курс и дата пересчета не установлены, суд в соответствии с пунктом 2 статьи 317 ГК РФ указывает, что пересчет осуществляется по официальному курсу на дату фактического платежа.

Для иностранных валют и условных денежных единиц, котируемых Банком России, под официальным курсом понимается курс этих валют (единиц) к рублю, устанавливаемый Банком России на основании статьи 53 Федерального закона от 10 июля 2002 года № 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)».

Если Банк России не устанавливает курс иностранной валюты (условной денежной единицы) к рублю, пересчет осуществляется на основании предоставленных сторонами данных о курсе этой валюты (единицы), устанавливаемом уполномоченным органом (банком) соответствующего государства или международной организацией к одной из иностранных валют или условных денежных единиц, котируемых Банком России.

Порядок определения курса иностранной валюты при отсутствии доказательств его размера

В случае, если денежное обязательство выражено в иностранной валюте или условных денежных единицах, котируемых Банком России, однако должно быть оплачено в рублях не по курсу Банка России, а по иному подлежащему определению курсу и при этом в отношении существования такого курса и (или) порядка определения его размера не будет представлено достаточных доказательств, суду следует применять курс Банка России.

В случае, если денежное обязательство выражено в иностранной валюте или условных денежных единицах, не котируемых Банком России, и подлежит оплате в рублях по курсу, в отношении существования которого и (или) порядка определения его размера не будет представлено достаточных доказательств, для пересчета используются предоставленные сторонами данные о курсе этой валюты (единицы), устанавливаемом уполномоченным органом (банком) соответствующего государства или международной организацией к одной из иностранных валют или условных денежных единиц, котируемых Банком России.

Валюта платежа — рубль, за исключением случаев, предусмотренных законом

Иностранная валюта может выступать в качестве средства платежа в случаях, в порядке и на условиях, определенных законом, или в установленном законом порядке.

Читать еще:  Валютный механизм это

В случае, когда в договоре денежное обязательство выражено в иностранной валюте (валюта долга) без указания валюты платежа, суду следует рассматривать в качестве валюты платежа рубль (пункт 2 статьи 317 ГК РФ).

Признание судом недействительным условия договора, в котором иностранная валюта является средством платежа, не влечет признания недействительным договора в целом, если можно предположить, что договор был бы заключен и без этого условия (статья 180 ГК РФ). В этом случае, если денежное обязательство не было исполнено, валютой платежа считается рубль.

Взыскание средств в иностранной валюте. Исполнительный лист о взыскании..

Требование о взыскании денежных средств в иностранной валюте, выступающей валютой платежа, подлежит удовлетворению, если будет установлено, что в соответствии с законодательством, действующим на момент вынесения решения, денежное обязательство может быть исполнено в этой валюте (статья 140 и пункты 1 и 3 статьи 317 ГК РФ). В таком случае взыскиваемые суммы указываются в резолютивной части решения суда в иностранной валюте.

Исполнительный лист о взыскании денежных сумм в иностранной валюте может быть направлен непосредственно взыскателем в банк или иную кредитную организацию, где должник имеет счет в указанной иностранной валюте (статья 8 Федерального закона от 2 октября 2007 года № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее – Закон об исполнительном производстве), либо судебному приставу-исполнителю для возбуждения исполнительного производства. При отсутствии у должника банковских счетов в указанной иностранной валюте или денежных средств на этих счетах исполнение решения суда производится судебными приставами-исполнителями в соответствии с правилами статьи 69, частей 2, 5 и 6 статьи 72 Закона об исполнительном производстве.

Читать онлайн «Международное частное право. Учебник» автора Гетьман-Павлова Ирина Викторовна — RuLit — Страница 72

В ФРГ внедоговорные обязательства подчиняются не только традиционным привязкам деликтных отношений, но и автономии воли сторон: «После наступления события, приведшего к возникновению внедоговорного обязательства, стороны могут избрать право, которое будет применяться к этому обязательству» (ст. 42 Вводного закона к ГГУ). Предусматривается и возможность применения права на основе принципа «существенно более тесной связи». Выбор права по деликтам на основе критерия «более прочной связи» закреплен и в законодательстве Австрии и Лихтенштейна.

В Объединенных Арабских Эмиратах применение права места совершения деликта должно сочетаться с правом страны суда: ответственность наступает только за деяния, признанные незаконными в ОАЭ (ст. 20.2 Закона о МЧП ОАЭ).

Право, подлежащее применению к обязательствам внедоговорного характера, регулирует деликтный статут отношения (ст. 107 Закона о МЧП Румынии, ст. 1220 ГК РФ):

– характеристика деяния как противоправного;

– вопросы деликтной право и дееспособности;

– условия и объем ответственности;

– основания ограничения ответственности или освобождения от нее, распределение ответственности между деликвентом и потерпевшим;

– ответственность доверителя за действия доверенного лица;

– характер убытков, которые могут быть возмещены;

– способы и размер возмещения;

– допустимость уступки права на возмещение;

– круг лиц, имеющих право на возмещение понесенных убытков.

В российском праве положения ст. 1219 ГК РФ устанавливают «цепочку» коллизионных норм, позволяющую применять систему «гибкого» регулирования деликтных отношений:

– к обязательствам из причинения вреда применяется право страны, где имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для требования о возмещении вреда;

– когда в результате такого действия или обстоятельства вред наступил в другой стране, может быть применено право этой страны, если причинитель предвидел или должен был предвидеть наступление вреда в этой стране;

– к обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда за границей, если стороны являются гражданами или юридическими лицами одной и той же страны, применяется право этой страны. Если стороны не являются гражданами одной и той же страны, но имеют место жительства в одной и той же стране, применяется право этой страны;

– после совершения действия или наступления иного обстоятельства, повлекших причинение вреда, стороны могут договориться о применении к обязательству, возникшему вследствие причинения вреда, права страны суда.

Российское законодательство не предусматривает установление права, применимого к обязательствам внедоговорного характера, на основе принципа наиболее тесной связи. Автономия воли сторон допустима, но ограничена правом страны суда. Такое ограничение предусмотрено не только в отечественном праве, но и в других государствах (Швейцария, Тунис).

Закон валюты платежа и закон валюты долга (lex monetae)

В денежных обязательствах различаются понятия «валюта долга» и «валюта платежа». Это позволяет выражать денежное обязательство в иностранной валюте, международных денежных или расчетных единицах, условных денежных или расчетных единицах. Реальный платеж, направленный на погашение денежного обязательства, производится в национальной валюте, иной иностранной валюте либо международных денежных единицах.

Закон валюты платежа и закон валюты долга – специальные коллизионные привязки для урегулирования вопросов, возникающих по поводу содержания денежных обязательств. Данные формулы прикрепления выработаны в германской доктрине и практике и не являются общепризнанной коллизионной привязкой. В российском праве этих привязок нет. Отечественная доктрина МЧП в принципе негативно оценивает применение валютных привязок, считая, что их нельзя рассматривать как коллизионные принципы.

В зарубежной доктрине и практике признается, что закон валюты платежа (валюты долга) может успешно применяться для определения валютного статута правоотношения. Суть валютной привязки – если сделка заключена в определенной иностранной валюте, то во всех валютных вопросах она подчинена правопорядку того государства, которому принадлежит данная валюта.

Закон валюты платежа (валюты долга) связан с принципом номинализма – содержание денежного обязательства, выраженного в определенной валюте, неизменно по своей сумме, невзирая на любые изменения в покупательной способности денег. Принцип номинализма ранее был закреплен в законодательстве и практике всех государств, и его всеобщий характер исключал возникновение коллизионных проблем. С начала XX в. в контракты стали включаться условия, направленные на то, чтобы гарантировать кредитору стабильность денежного содержания платежей. Первым подобным условием стала «золотая оговорка»: обязательство уплатить долг в сумме, эквивалентной определенному количеству золота указанных веса и пробы. В связи с этим возникли коллизионные проблемы подчинения денежных вопросов обязательств закону валюты долга.

Международное частное право. Учебник (38 стр.)

3) деликвент предвидел (должен был предвидеть) наступление вредных последствий на территории данного государства: «…Если вредные последствия наступили в другом государстве и причинитель должен был предвидеть их наступление в этом государстве, применяется право государства, в котором наступили вредные последствия» (ст. 133.2 Закона о МЧП Швейцарии);

Читать еще:  Сделка валютный своп

4) закон места наступления вредных последствий предусматривает ответственность за данное деяние, а закон места его совершения – нет: «Если закон места, где возник вред, возлагает на причинителя вреда ответственность, но ее не возлагает закон места совершения действия или бездействия, которое вызвало вред, применимым является первый закон, если причинитель должен был предвидеть наступление вреда в упомянутом месте» (ст. 2097 ГК Перу).

Законодательство Польши и Украины предписывает применение права государства места совершения деликта. Право места наступления вредоносных последствий не применяется. Если стороны состоят в гражданстве одного государства или домицилированы в одном государстве, определяющим является право этого государства (ст. 31 Закона о МЧП Польши, ст. 49 Закона о МЧП Украины).

В настоящее время закон места совершения деликта оценивается как «жесткая» коллизионная привязка и в практике большинства государств наблюдается тенденция к отказу от ее применения. Практически все государства законодательно закрепили «презумпцию общего гражданства или домицилия», – если потерпевший и деликвент имеют общее гражданство, место жительства или обычное место пребывания в одном и том же государстве, применяется право этого государства (Канада, Португалия, Китай, Италия).

Основной принцип современного разрешения внедоговорных обязательств – возможность выбора законодательства, наиболее благоприятного для потерпевшего (по инициативе суда или самого потерпевшего): «…Применимо право места совершения причинившего вред действия или право места наступления последствий, с учетом того, какое из них более благоприятно для потерпевшего» (ст. 28 Закона Югославии о разрешении коллизий законов с правилами других стран (1982 г.).

Варианты выбора в разных юрисдикциях: закон места совершения вредоносного деяния, закон места наступления вредоносных последствий, личный закон (гражданства или домицилия) потерпевшего или деликвента, закон общего гражданства или общего домицилия, закон суда, принцип тесной связи, автономия воли сторон.

В ФРГ внедоговорные обязательства подчиняются не только традиционным привязкам деликтных отношений, но и автономии воли сторон: «После наступления события, приведшего к возникновению внедоговорного обязательства, стороны могут избрать право, которое будет применяться к этому обязательству» (ст. 42 Вводного закона к ГГУ). Предусматривается и возможность применения права на основе принципа «существенно более тесной связи». Выбор права по деликтам на основе критерия «более прочной связи» закреплен и в законодательстве Австрии и Лихтенштейна.

В Объединенных Арабских Эмиратах применение права места совершения деликта должно сочетаться с правом страны суда: ответственность наступает только за деяния, признанные незаконными в ОАЭ (ст. 20.2 Закона о МЧП ОАЭ).

Право, подлежащее применению к обязательствам внедоговорного характера, регулирует деликтный статут отношения (ст. 107 Закона о МЧП Румынии, ст. 1220 ГК РФ):

– характеристика деяния как противоправного;

– вопросы деликтной право и дееспособности;

– условия и объем ответственности;

– основания ограничения ответственности или освобождения от нее, распределение ответственности между деликвентом и потерпевшим;

– ответственность доверителя за действия доверенного лица;

– характер убытков, которые могут быть возмещены;

– способы и размер возмещения;

– допустимость уступки права на возмещение;

– круг лиц, имеющих право на возмещение понесенных убытков.

В российском праве положения ст. 1219 ГК РФ устанавливают «цепочку» коллизионных норм, позволяющую применять систему «гибкого» регулирования деликтных отношений:

– к обязательствам из причинения вреда применяется право страны, где имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для требования о возмещении вреда;

– когда в результате такого действия или обстоятельства вред наступил в другой стране, может быть применено право этой страны, если причинитель предвидел или должен был предвидеть наступление вреда в этой стране;

– к обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда за границей, если стороны являются гражданами или юридическими лицами одной и той же страны, применяется право этой страны. Если стороны не являются гражданами одной и той же страны, но имеют место жительства в одной и той же стране, применяется право этой страны;

– после совершения действия или наступления иного обстоятельства, повлекших причинение вреда, стороны могут договориться о применении к обязательству, возникшему вследствие причинения вреда, права страны суда.

Российское законодательство не предусматривает установление права, применимого к обязательствам внедоговорного характера, на основе принципа наиболее тесной связи. Автономия воли сторон допустима, но ограничена правом страны суда. Такое ограничение предусмотрено не только в отечественном праве, но и в других государствах (Швейцария, Тунис).

Закон валюты платежа и закон валюты долга (lex monetae)

В денежных обязательствах различаются понятия «валюта долга» и «валюта платежа». Это позволяет выражать денежное обязательство в иностранной валюте, международных денежных или расчетных единицах, условных денежных или расчетных единицах. Реальный платеж, направленный на погашение денежного обязательства, производится в национальной валюте, иной иностранной валюте либо международных денежных единицах.

Закон валюты платежа и закон валюты долга – специальные коллизионные привязки для урегулирования вопросов, возникающих по поводу содержания денежных обязательств. Данные формулы прикрепления выработаны в германской доктрине и практике и не являются общепризнанной коллизионной привязкой. В российском праве этих привязок нет. Отечественная доктрина МЧП в принципе негативно оценивает применение валютных привязок, считая, что их нельзя рассматривать как коллизионные принципы.

В зарубежной доктрине и практике признается, что закон валюты платежа (валюты долга) может успешно применяться для определения валютного статута правоотношения. Суть валютной привязки – если сделка заключена в определенной иностранной валюте, то во всех валютных вопросах она подчинена правопорядку того государства, которому принадлежит данная валюта.

Закон валюты платежа (валюты долга) связан с принципом номинализма – содержание денежного обязательства, выраженного в определенной валюте, неизменно по своей сумме, невзирая на любые изменения в покупательной способности денег. Принцип номинализма ранее был закреплен в законодательстве и практике всех государств, и его всеобщий характер исключал возникновение коллизионных проблем. С начала XX в. в контракты стали включаться условия, направленные на то, чтобы гарантировать кредитору стабильность денежного содержания платежей. Первым подобным условием стала «золотая оговорка»: обязательство уплатить долг в сумме, эквивалентной определенному количеству золота указанных веса и пробы. В связи с этим возникли коллизионные проблемы подчинения денежных вопросов обязательств закону валюты долга.

«Золотая оговорка» широко применялась в первой половине XX в.: в 20-х гг. США регулярно выпускали облигации с условием уплаты в денежных знаках, эквивалентных на момент платежа указанной в обязательстве сумме золотых долларов определенного веса и пробы. Однако «золотая оговорка» не стала эффективным способом гарантии ценностного содержания денежного обязательства – действие оговорки может обессиливаться законом или судебной практикой, если валюта данной страны обесценивается вследствие отхода от золотого стандарта, девальвации или перехода к бумажному денежному обращению.

Читать еще:  Валютный счет проводки

Классический пример – Закон США об аннулировании золотой оговорки (1933 г.), который установил отход доллара от золотого паритета и объявил, что все денежные обязательства в золотых долларах погашаются бумажными долларами по номиналу доллар за доллар; золотая оговорка была аннулирована и запрещена. К тому времени американская валюта широко использовалась в международных расчетах, поэтому в судебной практике европейских стран (Великобритания, Франция, Скандинавские страны) возникли коллизионные вопросы о применении к долгам, выраженным в золотых долларах, Закона США.

Английская судебная практика признала применение коллизионной валютной привязки. В решениях английских судов зафиксировано, что подчинение обязательства валюте определенного государства предполагает применение к вопросам денежного содержания этого обязательства законов того государства, которому принадлежит данная валюта. Практика французских судов продемонстрировала принципиально иной подход. Решения французских судов устанавливали, что по долгу, выраженному в золотых долларах, нет оснований признавать аннулирование золотой оговорки в соответствии с Законом США 1933 г., если только общим статутом обязательства не является право США. Французские суды применяли привязку не к закону валюты долга (в данной ситуации – именно валюта долга, а не платежа), а к закону, которому подчинено обязательство в целом; привязка к закону валюты долга признания не получила.

Валюта денежных обязательств в соответствии с 317 статьей ГК РФ

Статья 317 ГК РФ определяет, что валютой денежных обязательств в РФ является российский рубль и ссылает на ст. 140 ГК РФ, которая декларирует рубль в качестве законного платёжного средства, обязательного к приёму по нарицательной стоимости. Это не вызывало бы никаких вопросов, если бы одной из основных задач ГК не была защита законных интересов всех участников правового оборота. Поэтому сущность ст. 317 ГК РФ не в том, чтобы закрепить само собой разумеющийся факт, а определить возможность использования иностранной валюты и ценных бумаг, имеющих выражение в иностранной валюте.

Сущность ст. 317 ГК и роль иностранной валюты в РФ

Необходимость привязки сумм сделок к иностранной валюте, или так называемым условным единицам, возникла ещё в первой половине 90-ых годов ХХ-го столетия. Сделки, заключенные строго в рублях, не могут быть прогнозируемыми на уровне соотношения товара и его рыночной стоимости. Покупательная способность национальной валюты постоянно снижается, что обеспечивается инфляционными процессами. Особенно актуальным это становится при заключении долгосрочных договоров или договоров купли-продажи в кредит. Поэтому п. 2 ст. 317 ГК РФ указывает на возможность «привязки» суммы оплаты в рублях к иностранной валюте или условных денежных единицах на день платежа. Стороны вправе указать и другой курс и другую дату его определения.

Не отрицается и возможность расчетов иностранной валютой, но в порядке, который предусмотрен законом. Имеется в виду не всё законодательство, а вполне конкретный ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле».

Таким образом, ст. 317 ГК РФ устанавливает императивное правило выражения суммы сделок в рублях, а п. 2 позволяет использовать не только определённую, но и определимую сумму денежного обязательства, которое вытекает из сущности договора. В случае, если договор составлен таким образом, что обязательство возникло в иностранной валюте, то сам договор должен признаваться заключённым даже в том случае, если он противоречит ФЗ «О валютном контроле». Просто в таких случаях вступит в силу правило, предписанное п. 2 ст. 317 ГК РФ.

Отражение ст. 317 ГК РФ в решениях судов высшей инстанции

Позиция высших судов РФ имеет по отношению к ст. 317 ГК РФ довольно важное значение. Наиболее актуальные сведения о применении её судами раскрыты в информационном письме Президиума ВАС РФ от 4 ноября 2002 года № 70 «О применении арбитражными судами статей 140 и 317 Гражданского кодекса Российской Федерации». Кроме прочего в нём отражается, что при рассмотрении дел нужно учитывать валюту долга и валюту платежа.

Иностранной и та, и другая могут быть только в каких-то особых случаях. К примеру, если резидент РФ приобретёт у коммерческого банка векселя за иностранную валюту, то у него может возникнуть обязательство провести выплаты в иностранной валюте. Но векселедержатель получает и право сделать выплаты в рублях, если у него возникнет такое желание.

В п. 4 этого письма указывается, что арбитражный суд может признать законным требование истца о взыскании денежных средств в иностранной валюте, если это не противоречит валютному законодательству, действующему в момент рассмотрения дела. Для этого может потребоваться отдельное разрешение ЦБ РФ. В таком случае сторона, считающая возможным осуществление денежного обязательства в иностранной валюте, должна предоставить доказательство того, что ЦБР выдавал данное разрешение.

Устанавливается этим письмом и правило о начислении и выплате процентов. Согласно его п. 9 проценты, начисляемые по закону или договору, на сумму, выраженную в иностранной валюте или условных единицах, исчисляется в валюте договора на основании п. 2 ст. 317, но подлежат взысканию в рублях.

Довольно важные сведения содержатся в определении судебной коллегии по гражданским делам от 19 января 2016 года по делу № 5-КГ15-191. В нём было указано на множество нарушений, допущенных судами начальной и апелляционной инстанций. Суть дела заключается в том, что гражданин РФ взял кредит в долларах США в ЗАО «Райффайзенбанк Австрия». В силу того, что банк усмотрел ненадлежащим исполнение должником своих обязательств он передал право истребования долга ЗАО «Юридическая Консалтинговая Группа» по договору цессии. Существенным обстоятельством в деле было то, что формой расчета было пополнение должником своего счета в тот же банке. При этом банк исходил из того, что если кредитный договор был связан с выдачей иностранной валюты, то и возврат должен осуществляться в ней.

Верховный суд определил, что это требование, которое не подлежит исполнению. На самом деле у гражданина, на основании кредитного договора, появилось право расплачиваться по долговым обязательствам в долларах США, но не обязанность (ст. 431 ГК РФ), а п. 3 ст. 317 исключает использование иностранной валюты в случаях, не определенных законом.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector